КОГДА ОСТАНЕШЬСЯ ЛИШЬ ТЫ...
КОУЧИНГ, КОНСАЛТИНГ ПО ПСИХОЛОГИИ И АНТРОПОТЕХНИКЕ
LIFESTYLE COACH
 
Содержание
Форма входа

Поиск
Статистика

Проверка тИЦ и PR

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мне нравится
Нравится
 
 
 
Блоги


[17.09.2020]
Changes in Therapeutic Alliance and in Social Inhibition as Mediators of the Effect of CBASP (3 комм.)
[17.09.2020]
The effect of practice test modality on perceived mental effort and delayed final test performance (4 комм.)
[10.09.2020]
Interdependence of Approach and Avoidance Goals in Romantic Couples Over Days and Months (3 комм.)
[10.09.2020]
The opposite of a transformation process. An exploration based on diagrams (3 комм.)
[03.09.2020]
Lights, camera, action: the role of editing and framing on the processing of filmed events (4 комм.)
[03.09.2020]
Machine learning uncovers the most robust self-report predictors of relationship quality across 43 longitudinal couples studies (2 комм.)
[28.08.2020]
Influence of individual differences in working memory on the continued influence effect of misinformation (5 комм.)
[27.08.2020]
Beyond the Emoticon: Are There Unintentional Cues of Emotion in Email? (2 комм.)
[20.08.2020]
Effects of walking on self-assessed health status: Links between walking, trip purposes and health (3 комм.)
[20.08.2020]
Attentional bias for negative expressions depends on previous target location: replicable effect but unreliable measures (2 комм.)
[13.08.2020]
Authenticity Is Correlated With Mindfulness and Emotional Intelligence (2 комм.)
[07.08.2020]
Children's kinematic false memories (4 комм.)
[06.08.2020]
Beyond Self-Control: Mechanisms of Hedonic Goal Pursuit and Its Relevance for Well-Being (3 комм.)
[30.07.2020]
Idiosyncratic perception: a link between acuity, perceived position and apparent size (3 комм.)
[30.07.2020]
Personal and Organizational Higher Purpose: Survey Results (2 комм.)
[23.07.2020]
Neither an Optimist nor a Pessimist Be: Mistaken Expectations Lower Well-Being (2 комм.)
[16.07.2020]
Culture Is Associated With the Experience of Long-Term Self-Concept Changes (5 комм.)
[16.07.2020]
Working memory capacity predicts individual differences in social-distancing compliance during the COVID-19 pandemic in the United States (2 комм.)
[09.07.2020]
Intentional memory and online data collection: A test of the effects of animacy and threat on episodic memory (2 комм.)
[09.07.2020]
Why does perfectionism confer risk for depressive symptoms? A meta-analytic test of the mediating role of stress and social disconnection (2 комм.)
Блоги по категориям
Аналитика за пределами психологии [141]
(обзор рынков)
Когнитивная психология [15]
Методология [1]
(парапсихология, ...)
Прочее [1]
Психоанализ [10]
(Р.Лэнгс, Нарциссизм, ...)
Психодрама [1]
Психология творчества [3]
(Рождение новой идеи, Научите себя думать Э.де Боно; ...)
Работа в группе [1]
(медитация, ...)
Социальная психология [36]
Теории личности [6]
(диспозициональная, научающе-бихевиоральная,...)
Терминологические проблемы психологии [1]
Экспериментальная психология [2]
(субъективное время, фоновые потоки сознания, ...)
Главная » Статьи » Психоанализ

Роберт Лэнгс. Рабочая книга психотерапевта. ГЛАВА 6. Отсутствие закодированного значения.

Роберт Лэнгс.  Рабочая книга психотерапевта  (Бессознательные аспекты общения и их понимание). М.: «Эксмо», 2003. – 192с.

Книга посвящена базовым проблемам коммуникации на терапевтической сессии. В частности, одному из аспектов психотерапевтического слушания – пониманию и расшифровке информации, относимой автором к бессознательному клиента.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 

6. Отсутствие закодированного значения.

 

В предыдущих главах мы рассматривали психотерапию как выявление значений в материале пациентов через понимание и инсайт. В связи с этим у читателя может возникнуть впечатление, будто терапевт стремится найти значение во всех ассоциациях, выдаваемых пациентом. Но дело обстоит далеко не так.

Нижеприведенный отрывок, посвящен молодому человеку, который решил начать психотерапию по причине беспокоивших его суицидальных фантазий и побуждений.  Он встречался в клинике с терапевтом-мужчиной и поставил того в тупик многочисленными вопросами о клинике, о природе психотерапии, о восприятии себя терапевтом и т.п.  Терапевт привлек внимание пациента к его требованиям и отметил враждебность оказываемого им давления. После этого молодой человек пропустил одну сессию. Приведенный ниже диалог имел место в начале следующего сеанса.

 

Пациент:  Этот парень, мой сосед, вовлек меня в драку. Мы боролись и он ударил меня головой о стул. Мне больше нечего сказать. Я зол. Вы что, не будете говорить? В прошлый раз вы много говорили.

Терапевт:  Похоже, вы сегодня взволнованы и недовольны терапией.

Пациент:  Я хочу знать, как действует эта терапия. Мне нужны ответы. Я знаю, что я довольно вспыльчив. Откуда у меня эта агрессия? Из так называемого Ид? Где она – в моем теле или в моем разуме? Я хочу, чтобы вы говорили. Я читал, что враждебность связана с фрустрацией. Как-то раз я представил, что встретил вас в баре  и выпиваю с вами. Так, по-приятельски... Почему я так зависим от людей?

 

В этом материале содержаться два адаптивных контекста. Первый адаптивный контекст мы видим во введении к диалогу, он состоит в указании пациенту на его требовательность и враждебность. Второй адаптивный контекст – это комментарий терапевта относительно взволнованности пациента и его недовольства терапией.

Первая интервенция не нейтральна, в ней есть намек на аутистическую и паразитическую связанность. Кроме того, она предполагает разрядку в действии,  - в том плане, что ей недостает направленности на инсайт. Этим интервенциям явно присущи враждебность и стремление защитить себя, и в них вполне могут содержаться гомосексуальные тенденции. Мы также видим признаки того, что терапевт утратил ясную самоидентичность и испытывает нарциссическую ярость.

Вторая интервенция содержит попытку конфронтации и обобщенной интерпретации. Из-за недостатка понимания не было уделено достаточно внимания дериватной коммуникации на сессии. Между тем анализ коммуникации мог бы проявить образ восприятия терапевта, сложившийся у пациента в контексте интервенций терапевта на предыдущей сессии. Она явно была направлена на то, чтобы обеспечить защиту терапевта, и в ответ могла вызвать сильное желание защититься и у пациента.

Теперь рассмотрим сказанное пациентом на последней сессии.

В первой ассоциации содержаться аллюзии на мужчину, соседа по комнате, кого-то, с кем   делят пространство, кого-то, с кем пациент в некотором смысле спит (пусть не в одной кровати, но в одной комнате).  Тема разделения пространства с другим мужчиной предполагает замещение образа терапевта и репрезентацию ситуации лечения.  Стул, о который ушибся пациент, может служить указанием на психотерапевтическую сессию. То, что с помощью стула  была нанесена травма, указывает на страх повреждения и физического контакта вообще. Таким образом, первичное послание можно прочесть следующим образом: «Ты (терапевт) вовлек меня в «драку», на которую я сам тебя вызвал. Твои интервенции я переживаю как часть бойцовского матча, твои ответы и конфронтация стали для меня ударом». 

Теперь рассмотрим материал, который последовал за интервенцией терапевта. Желание пациента вникнуть в ход терапии, знать ее детали, может свидетельствовать о скрытом страхе перед терапевтом и желании контролировать ситуацию. А так же о недоверии терапевту, опасении, что он некомпетентен. Вопрос об источнике агрессии и упоминание Ид – не содержит закодированных посланий, это, скорее, интеллектуализированная ассоциация. Во вполне осознаваемой фантазии, в которой пациент выпивает с терапевтом  в баре, условно возможны аллюзии на гомосексуальность. Вопрос пациента о его зависимости от людей также является интеллектуализацией и не содержит закодированных значений.

 

В заключении, автор рассуждает о том, что дешифровка посланий – это искусство, которое ждет, чтобы его открыли. Терапевт, способный декодировать аналитический материал пациента, начинает очень серьезный поиск проявлений «сумасшествия» и его смыслов. Такой подход может  быть чреват опасностями для обоих участников психотерапевтического процесса. Однако в случае успеха и пациент, и терапевт обретают уникальные возможности. Достижение цели поиска оправдывает усилия и смягчает боль.


Категория: Психоанализ | Добавил: AMATEUR (29.02.2012) | Автор: Ольга Дмитриева, Институт Сознания
Просмотров: 575 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © Виталий Леонидович Татко 2006-2020 | сайт "Элизиум теней"
Электронный ящик сайта: elisium-tenej@narod.ru