КОГДА ОСТАНЕШЬСЯ ЛИШЬ ТЫ...
КОУЧИНГ, КОНСАЛТИНГ ПО ПСИХОЛОГИИ И АНТРОПОТЕХНИКЕ
LIFESTYLE COACH
 
Содержание
Форма входа

Поиск
Статистика

Проверка тИЦ и PR

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мне нравится
Нравится
 
 
 
Блоги


[02.07.2020]
The role of ritual behaviour in anxiety reduction: an investigation of Marathi religious practices in Mauritius (4 комм.)
[02.07.2020]
A linear threshold model for optimal stopping behavior (3 комм.)
[25.06.2020]
Personality–Place Transactions: Mapping the Relationships Between Big Five Personality Traits, States, and Daily Places (3 комм.)
[25.06.2020]
Sad mood, emotion regulation, and response inhibition (3 комм.)
[19.06.2020]
Information gain modulates brain activity evoked by reading (2 комм.)
[18.06.2020]
Influence of perceived threat of Covid-19 and HEXACO personality traits on toilet paper stockpiling (2 комм.)
[12.06.2020]
Achieving complete mental health despite a history of generalized anxiety disorders: Findings from a large, nationally representative Canadi (5 комм.)
[11.06.2020]
Repetitive negative thinking is associated with amyloid, tau, and cognitive decline (3 комм.)
[04.06.2020]
Fixed-Effects Analyses of Time-Varying Associations between Hobbies and Depression in a Longitudinal Cohort Study (2 комм.)
[04.06.2020]
Exploring the relationship between mindfulness, compassion and unfamiliar face identification (2 комм.)
[28.05.2020]
This Job Is (Literally) Killing Me: A Moderated-Mediated Model Linking Work Characteristics to Mortality (2 комм.)
[24.05.2020]
Outcomes of Online Mindfulness-Based Cognitive Therapy for Patients With Residual Depressive Symptoms (2 комм.)
[22.05.2020]
Association between real-world experiential diversity and positive affect relates to hippocampal–striatal functional connectivity (1 комм.)
[14.05.2020]
Motivation and preference in isolation: a test of their different influences on responses to self-isolation during the COVID-19 outbreak (2 комм.)
[14.05.2020]
“Don’t stare at it”: the component-dependent relation between cognitive control and self-control (4 комм.)
[07.05.2020]
Stuck on a phishing lure: differential use of base rates in self and social judgments of susceptibility to cyber risk (2 комм.)
[07.05.2020]
Reducing the TUTs that hurt: the impact of a brief mindfulness induction on emotionally valenced mind wandering (2 комм.)
[30.04.2020]
Passion, grit and mindset in young adults: Exploring the relationship and gender differences (3 комм.)
[23.04.2020]
Mouse tracking reveals structure knowledge in the absence of model-based choice (2 комм.)
[23.04.2020]
The role of goals and goal barriers in predicting the outcomes of intentional actions in the contexts of narrative text (3 комм.)
Блоги по категориям
Аналитика за пределами психологии [141]
(обзор рынков)
Когнитивная психология [15]
Методология [1]
(парапсихология, ...)
Прочее [1]
Психоанализ [10]
(Р.Лэнгс, Нарциссизм, ...)
Психодрама [1]
Психология творчества [3]
(Рождение новой идеи, Научите себя думать Э.де Боно; ...)
Работа в группе [1]
(медитация, ...)
Социальная психология [36]
Теории личности [6]
(диспозициональная, научающе-бихевиоральная,...)
Терминологические проблемы психологии [1]
Экспериментальная психология [2]
(субъективное время, фоновые потоки сознания, ...)
Главная » Статьи » Психоанализ

Роберт Лэнгс. Рабочая книга психотерапевта. ГЛАВА 4. Анализ интервенций терапевта

Роберт Лэнгс.  Рабочая книга психотерапевта  (Бессознательные аспекты общения и их понимание). М.: «Эксмо», 2003. – 192с.

Книга посвящена базовым проблемам коммуникации на терапевтической сессии. В частности, одному из аспектов психотерапевтического слушания – пониманию и расшифровке информации, относимой автором к бессознательному клиента.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

 4. Анализ интервенций терапевта.

 

В психотерапевтической ситуации постоянно осуществляется процесс замещения, в ходе которого фигура терапевта в образах и фантазиях пациента, подменяется другими фигурами. Когда этот процесс осознан, преодолеть замещение не составляет особого  труда.  

Дело осложняется тем, что как правило, материал содержит более одной темы и даже множество тем. Поэтому необходимо разбить процесс декодирования на два шага: дешифровка латентного содержания и декодирование продукции пациента.

Отметим, что терапевт должен сначала разгадать смысл своей собственной интервенции, чтобы получить ключ к продукции пациента. Если этого сделать не удастся, то попытка расшифровать конкретный символ будет носить произвольный и тенденциозный характер, обусловленный контрпереносом.

Вопреки ожиданиям, декодирование адаптивного контекста (с преодолением эффектов замещения и маскировки) неэффективно применительно к интервенциям терапевта, если только они не являются очень личными и основанными на контрпереносе.

Базовые различия в подходе к дешифровке ассоциаций пациента и интервенций терапевта станут очевидными,  если рассмотреть природу и функции коммуникаций в случае каждого участника лечения. Роль пациента состоит в том, чтобы самовыражаться – сознательно и бессознательно, так, чтобы открылась основа «сумасшествия». Роль и функции терапевта состоят в том, чтобы осуществлять интервенции. Чтобы делать это рационально, реалистично, творчески используя единичную коммуникацию, избегая непрямых посланий.

Автор  акцентирует внимание на том, что в течение текущей сессии терапевт должен осуществлять интервенции только на основе материала, доступного лишь здесь и сейчас. Если пациент в ответ на интервенцию продолжает продуцировать закодированный материал, это означает, что интервенция была ложной и есть повод для поиска закодированных аллюзий.  Чем больше терапевт знает о себе, об осознаваемых и бессознательных нуждах пациента, тем более взвешенной будет его оценка.

Реагируя на каждую интервенцию, пациент демонстрирует огромные возможности бессознательного восприятия и понимания. Несмотря на то, что пациенты изредка осознают скрытые значения интервенции, то, что происходит за гранью сознания имеет куда бÓльшую ценность. Второе средство преобразования закодированных посланий в дериватную экспрессию, включает бессознательные ответы терапевта. При каждом удобном случае терапевт должен просто позволить ассоциациям течь  отложить на время попытки самоанализа. Полученный личный материал декодируется в свете адаптивного контекста ассоциаций и поступков пациента.

Контекстуальному декодирования должны подвергаться только те интервенции, валидность которых нельзя проверить, а так же те, которые оказались особенно значимы для конкретного пациента, терапевта или для них обоих. 

Каждую интервенцию можно рассмотреть  в рамках 7 аспектов терапевтического взаимодействия (Лэнгс, 1982; см. приложение).

 

В приведенных ниже упражнениях автор предлагает вместе с ним идентифицировать наиболее важные закодированные послания и смыслы каждой терапевтической интервенции. Материал упражнения представляет собой сведенные воедино фрагменты нескольких терапевтических случаев. В каждом примере материал пациента был сходным, но интервенции, следовавшие за ним, отличались. Таким образом, можно видеть как различаются между собой разные терапевтические стили.

Пациент:  Я бы хотел, чтобы на следующей неделе вы перенесли мою сессию, поскольку у меня назначен визит к стоматологу на то же время, что и сессия. (Молчание.) Теперь я вот думаю, что моя мать в детстве очень баловала меня. Она удовлетворяла все мои желания; казалось, что она боялась сказать «нет», даже если это было уместно. Должно быть, это как-то повлияло на то, что теперь я пью так много алкоголя. Ей не следовало так портить меня.

Терапевт  1:  Причина, по которой вы просите изменить   время вашей сессии на следующей неделе, кажется мне вполне оправданной, и я предложу вам другое время для встречи.

Есть ли здесь закодированное послание?  Ответ терапевта согласуется с манифестной просьбой пациента и это склоняет нас к заключению, что мы имеем дело с единичной коммуникацией (прямое послание). Нет никаких признаков замещения или символизации.

В чем основной подтекст этой интервенции? Терапевт не понимает и не предпринимает попыток понять дериватный материал пациента, отражая в своем ответе поверхностность слушания. В свою очередь, поверхностно ориентированные интервенции стимулируют поверхностные же послания от пациента. Можно предположить, что имеет место нарушение границ в альянсе (терапевт слишком много дает пациенту, как и его мать, склоняя пациента таким образом вступить в патологические симбиотические отношения). Имеет место нарушение тестирования реальности (смущение и неуверенность терапевта передаются пациенту). Терапевт осуществляет интервенцию через действие, способствуя облегчению симптома через разрядку, а не инсайт. А также позволяет пациенту использовать себя в качестве  нарциссического Я-объекта, манипулируемого и контролируемого. 

Терапевт 2: Вы сказали, что ваша мать была слишком снисходительна к вам и упомянули, что употребляете слишком много алкоголя. Судя по этому, можно предположить, что вы идентифицируете себя со своей матерью и видите ее как опасное отверстие, которое может уничтожить, сожрать вас.

Есть ли здесь закодированное послание? Следует заметить, что даже если ассоциации пациента подтвердят     спекуляции, допущенные терапевтом, в материале нет зашифрованных репрезентаций пожирающего рта или вагины. Здесь также может иметь место замещение (обращения терапевта к собственной матери или бессознательным фантазиям). Возможны также латентные  страх терапевта быть уничтоженным пациентом, страх сексуальных отношений с женщинами у терапевта, фантазия на тему разрушения пациента терапевтом, во время слушания.

В чем основной подтекст интерпретации?  Во-первых, были проигнорированы манифестное содержание (просьба о переносе времени) и очевидные дериватные значения. Терапевт повел себя как функциональный пациент, запрашивающий помощь у пациента идентифицированного. Во-вторых, имеет место  (как и в первом случае) разрядка через действие. В-третьих, терапевт привносит в ситуацию свою тревогу и страх уничтожения, используя пациента как Я-объект для удовлетворения патологических потребностей.

Терапевт 3: Вы попросили меня изменить время встречи на следующей неделе. Обратите внимание, что дальше вы стали говорить о вашей матери и ее вине за то, что вы сейчас много пьете. Таким образом, вы как будто показываете мне, что если я уступлю вам в вашей просьбе, то это будет являться сверхснисхождением и это будет похоже на  деструктивное поведение вашей матери. Таким образом, я тоже внес бы вклад в ваше злоупотребление алкоголем.  Фактически, вы сами дали ответ на свою просьбу, т.к. считаете, что я не должен портить вас, потакая вам, как это раньше делала ваша мать.  

Есть ли здесь закодированное послание? Данная интервенция изначально является именно попыткой декодирования, а не привнесением идиосинкразических закодированных посланий.

В чем основной подтекст интервенции?

Терапевт ни на шаг не отступил от материала пациента. Данная интервенция является именно попыткой декодирования, а не привнесением идиосинкразических закодированных посланий. Терапевт понял и использовал закодированную экспрессию пациента. Одновременно терапевт поощряет дальнейшую коммуникацию, включающую в себя обмен дериватными посланиями, и указывает на то, что он готов и дальше иметь дело с истоками психопатологии пациента.  В ответ на директиву пациента, терапевт показывает, что намерен соблюдать базовое правило психотерапии и придерживаться установленных рамок. Из этого имплицитно следует, что на терапевта можно положиться в главном, ему можно доверять, он умеет удерживать личностные границы, способен адекватно тестировать реальность.

 

В заключение отметим, что ключом к пониманию продукции пациентов является знание терапевта о самом себе и в особенности осведомленность о подтексте собственных интервенций.  Чтобы знать пациента, терапевт должен сначала познать себя. Без досконального понимания всех сложностей интервенций терапевта никогда не удастся во всей полноте постичь материал, полученный от пациента.


Категория: Психоанализ | Добавил: AMATEUR (11.11.2011) | Автор: Ольга Дмитриева, Институт Сознания
Просмотров: 1234 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
0  
Несмотря на изначальную сложность текста Роберта Лэнгса, получил удовольствие от общения с коллегой. Увы, такое становится редкостью в пореформенной России.

По сути: проведенный анализ подтверждает доброе старое правило: терапевт должен пройти курс анализа до начала собственной практики.

0  
- читатели с нетерпением ждут продолжения Вашей работы. А пока..песня сложится, поведайте городу и миру, о чём вопиет та разница?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © Виталий Леонидович Татко 2006-2020 | сайт "Элизиум теней"
Электронный ящик сайта: elisium-tenej@narod.ru