КОГДА ОСТАНЕШЬСЯ ЛИШЬ ТЫ...
КОУЧИНГ, КОНСАЛТИНГ ПО ПСИХОЛОГИИ И АНТРОПОТЕХНИКЕ
LIFESTYLE COACH
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Vito, Виталий_Леонидович, Admin-M  
Альянсы » Прочее » Марафон недели » Пишем продолжения романа "Машинка и велик"
Пишем продолжения романа "Машинка и велик"
Admin-M Дата: Понедельник, 13.05.2013, 10:11 | Сообщение # 1
Группа: Модераторы
Сообщений: 934
Статус: Offline
Пишем продолжения романа "Машинка и велик"
  ссылка на критерии качества сообщений
подсчет длины сообщения без пробелов

Таша Дата: Четверг, 16.05.2013, 17:22 | Сообщение # 2
Группа: Члены сообщества
Сообщений: 2335
Статус: Offline
Но через два месяца Глеб, случайно прочитав новости в газете (газет он не читал – просто в нее была завернута селедка, купленная на рынке), узнал, что Леонид Леонидович пропал без вести.

Тогда-то он и вспомнил про конверт, который академик передал ему во время их последней встречи. Глеб не сразу сообразил, куда спрятал его тогда. «Может, у папы?» - вспомнил он бегающие глаза академика.

- Точно, у отца, в книгах, - осенило Глеба, и он направился в отцовскую комнату.

Тесная и темная комнатушка была завалена бумагами и книгами. Отец называл ее «библиотекой». Конверт был спрятан Глебом в дальнем пыльном углу, в который, казалось, уже лет пять никто и носа не совал.

Глеб быстро сориентировался и вытащил конверт из-под книжного завала. Он показался ему более увесистым, чем тогда, пару месяцев назад.

«Была не была, - подумал Глеб и открыл конверт, - все равно за ним уже никто не придет». Но надежда Глеба на то, что конверт теперь никому не понадобится, как выяснилось позже, оказалась напрасной.

Внутри лежали какие-то чертежи и три тугих пачки купюр. С американскими долларами.

«Да за такое и схлопотать можно!» - испугался Глеб, но потом вспомнил, что времена, когда за валюту сажали, давно прошли. Теперь можно было свободно покупать и продавать «эскавэ».

- Пап, а мы сегодня велосипед собирать будем? - в комнату заглянул сын, уставив вопросительный взгляд на отца.

- Будем, сынок, будем…, - произнес Человечников, по-человечески жалея ни в чем не повинное дитя. Этот велосипед они начали собирать давным-давно, он покупал новую деталь после очередной получки. Не стало погон майора – не стало и получки, а прибыли весь этот детективно-пивной бизнес почти не приносил.

На следующий день Велик любовался новым, импортным великом.

- Ничего себе! Пап, такого ведь нет ни у кого во дворе! – Глеб был рад тому, что осуществил давнюю мечту сына. Правда, для этого пришлось вытащить несколько купюр из одной долларовой пачки.

***

- Майор Майер, - тунгус протянул руку, напоминающую по ощущениям круассан. – Коллеги.

Тунгус улыбнулся, и его глаза превратились в две узкие щелки, а нос стал совсем плоским и широким. Новый знакомый Человечникова, благодаря которому жизнь Человечникова резко изменилась, интересовался его милицейской карьерой и работой в качестве частного детектива. Глебу нечем было похвастаться, да он и не хвастался вовсе. Скорее, изливал душу. Хотя и понимал, что перед ним совсем не тот человек, в жилетку которого нужно плакаться.

Они сидели в грязном придорожном кафе, тунгус терпеливо и внимательно слушал «душеизлияния» Глеба. И когда полтора часа назад начатая бутылка водки оказалась пустой, приступил к делу.

- Я к вам вот по какому делу. Мне нужно человека найти. Айзеназер, Леонид Леонидович. Пропал без вести. Знали такого?

Глеб не успел ответить, как Майер продолжил:

- Знали-знали… Мы справки навели. Он был вашим научным руководителем в институте, а заприметил вас, когда вы еще в школе учились.

Глеб, моментально протрезвев, попытался сделать вид, что с трудом вспоминает, о ком идет речь:

- А … Да, помню, конечно. Гениальный ученый. Но мы давно не виделись. Несколько лет, - Глеб быстро прокрутил в голове события, так или иначе связанные с профессором. Ведь после того, как он окончил институт, они, безусловно, встречались. Просто теперь им овладел страх – профессор оставил у него какие-то чертежи и немалые деньги. А его еще и ищут, оказывается! А может и не его вовсе – может, ищут как раз эти самые чертежи. И деньги.

- Здесь задаток, - тунгус протянул Глебу конверт. – Вместе с Леонидом Леонидовичем пропали важные бумаги, стратегического значения. Он хотел продать их американцам. Если найдете академика, будет надежда, что и бумаги найдутся. А если найдете сами бумаги – спасете отечественную науку, так сказать.

Тунгус снова улыбнулся, и Глебу вдруг стало не по себе. Он взял конверт, а Майер, предупредив о том, что свяжется с Глебом через неделю, поспешно удалился.

«Знают они про конверт или нет? Почему обратились именно ко мне?», - всю ночь он так и не смог уснуть, обдумывая варианты своих последующих действий.

To be continued…


Наталья Боровицкая
  ссылка на критерии качества сообщений
подсчет длины сообщения без пробелов

Zoki Дата: Пятница, 17.05.2013, 18:16 | Сообщение # 3
Группа: Заблокированные
Сообщений: 212
Статус: Offline
......
На этот раз расстриженному монаху таки поднесли не только конфет. Глеб с Абрамом уселись за столом, а Велик, прихватив конфет и неожиданно оказавшийся среди подношений пирожок с капустой, покатил во двор. Поэтому начала разговора он не застал. А когда вернулся, взрослые говорили какими-то странными как будто математическими словами, не понятными Велику. Одно он понял: в результате слияния разнородных структур и произошло уплощение, в результате которого отец не смог больше работать в своем научном институте, и у них с матерью родился он, Велик. Куда потом подевалась мать – неизвестно, но сколько он себя помнил, жили они с отцом вдвоем в Константинопыле уже без неё. Маленький Велик поначалу скучал, а потом привык, и жалел только, что капитан Арктика не приехал на гастроли. У него была смутная идея, даже не идея, а так, предчувствие, того, что он так же как и мать – не смог чего-то, и потому не приехал, не сдержав обещание, как и она когда-то исчезла из его жизни, не оставив надежды. Эта идея объединяла двух несоединимых людей в одно, и плакат на дороге, обещающий визит капитана 13 января, странно отзывался внутри сосущим предвкушением чуда. Велик верил в чудеса. Благодаря такой сложно построенной логической связи, реструктуризировавшейся в его мозгу в нечто иное, новое и связанное, Велик тосковал о них обоих, о капитане и о матери, считая, что вместе они ушли в море, и вместе вернутся когда-нибудь.
По дороге домой Глеб странным образом так же думал о Гелле, явившейся к нему после внезапной смерти Айзеназера, представившейся его дочерью, и потребовавшей назад пакет. Она, кроме геометрического деления объема, делавшего её похожей на сошедшую с картины Пикассо, в глазах Глеба еще и светилась, разлагаясь в спектр, переливалась всеми цветами радуги. Глеб не понимал, что она будет делать со статьей, но пригласил её в комнату, почему-то постеснявшись угостить чаем. Пакет найти сразу не смогли, и Гелле пришлось вместе с Глебом перебрать всю библиотеку отца в поисках тома, в который был заложен конверт. Гелла пригласила Глеба в кафе, задыхаясь от пыли и запаха нестиранной майки, надетой на родителе Глеба. Они прогулялись вдоль фонарей, свет которых не был таким переливчивым как Гелла. Её же спектральный состав в глазах Глеба все усиливался, и он тщетно пытался математически просчитать коэффициент усиления её светимости, так как не обладал фактическими замерами напряженности поля. Вопрос этот его не на шутку волновал, и он предложил Гелле замерить поле . Для этого в лаборатории, в которой Глеб изучал вариативность пространства и формы, Гелла была раздета и уложена на стол под софиты, исследована и изучена. После чего произошел сбой питания, погас свет и Глеб очнулся уже в другом мире. Упрощенном.
  ссылка на критерии качества сообщений
подсчет длины сообщения без пробелов

Таша Дата: Пятница, 24.05.2013, 15:47 | Сообщение # 4
Группа: Члены сообщества
Сообщений: 2335
Статус: Offline
Продолжение к "продолжению"
-----------------------------------------

Глеб проснулся ночью, в холодном поту – его вдруг осенило: они все знают!

Этот Майер пришел к нему, как к Глебу Дублину, а не как к бывшему майору милиции Человечникову. Но вместе с этим ему были известны и факты из жизни другого человека, носившего фамилию Дубин! Об этом ужасном, мучащим его с юности раздвоении личности знали всего лишь несколько людей, в том числе, и пропавший профессор. Сын – не знал.

Ужасное расстройство достигло пика развития, когда от Глеба ушла жена, мама Велика. Тогда ничто не предвещало трагедии, и после этого неожиданного события у Дублина буквально «сорвало крышу». Сыну, который остался с ним, он сказал, что мама умерла. И попросил не задавать никаких вопросов. А Велик и не спрашивал: он своими глазами видел, как у отца ехала та самая «крыша». И очень боялся очутиться под завалом. Мальчика он тогда отправил к бабке, под Кострому, а квартиру пришлось отдать жене, которая ко всему прочему потребовала развода и раздела имущества.

На какое-то время Дублин пропал. Точнее, исчез он из привычной дотоле жизни. Тут и появился на свет Евгений Человечников, ставший впоследствии известным нам майором милиции, а затем и частным сыщиком.

Причина, по которой от Дублина ушла жена, была вполне очевидной – в то послеперестроечное время находиться замужем за молодым ученым было уже не модно и не выгодно. Наибольшим почетом пользовались бизнесмены и бандюки. Хотя познакомился с будущей супругой Глеб в своем институте, где в то время заканчивал аспирантуру и одновременно преподавал у студентов старших курсов. Она была его студенткой. Банальная история.

Дублин подался в милицию – это был один из легких в те смутные времена способов заработать денег. На последние сбережения он купил поддельный паспорт – среди предложенных ему фамилий чем-то приглянулась фамилия Человечников. А Евгением звали его отца, которого Глеб любил и который рано ушел из жизни. Режим сгноил.

«Интересные, а порой даже и говорящие фамилии получают некоторые люди при рождении. И не задумываются об их предназначении. Может, хотя бы Человеком стану теперь…», - думал Глеб, когда подходил с новеньким паспортом к ларьку, чтобы купить чекушку водки. Как-никак – второе рождение, нужно отметить.

Семейная жизнь не сложилась и в этот раз – Человечников сам ушел из новой семьи после очередного скандала, который закатила ему вторая жена. «Хорошо, что детей не успели настрогать», - обрадовался он. Да и бизнес не задался. Тогда Человечников поехал в лес и откопал зарытый несколько лет назад под высокой сосной паспорт – на имя Глеба Дублина…

Согласиться на сотрудничество с Майером ему после этого, конечно, пришлось без особых раздумий. Кроме задания по поиску пропавшего профессора и бесследно исчезнувших документов, он получил от тунгусов предложение крышевать «публичный дом». Мол, связи в милиции есть – пригодятся в деле.

Бордель располагался в одном из спальных районов Москвы, в обычной «хрущевке». На вывеске красовалось помпезное «Hotel». Тунгусы отправили Глеба туда, чтобы хозяйка борделя ввела его в суть дела и объяснила весь расклад.

- Анжела?!... – глаза Глеба поехали на лоб, когда он увидел на пороге «гостиницы» свою сбежавшую супругу. На заднем плане он разглядел лицо милой девчушки, которая по возрасту, как ему показалось, совсем не тянула на «обслуживающий персонал» этого заведения.

- Машка, а ну брысь отсюда! – прошипела она девочке, и та быстро исчезла. Она тоже не ожидала увидеть Глеба, поэтому первые несколько секунд молчала, потупив взгляд и нервно сжимая ладони.


Наталья Боровицкая
  ссылка на критерии качества сообщений
подсчет длины сообщения без пробелов

Альянсы » Прочее » Марафон недели » Пишем продолжения романа "Машинка и велик"
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Copyright © Виталий Леонидович Татко 2006-2020 | сайт "Элизиум теней"
Электронный ящик сайта: elisium-tenej@narod.ru